Главная Выдающиеся личности Морис Метерлинк – автор знаменитой сказки-драмы «Синяя птица»

Морис Метерлинк – автор знаменитой сказки-драмы «Синяя птица»

Печать
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Блог писателя - Выдающиеся личности
Автор: Павел Ин   
11.10.2014 16:31

Метерлинк фото

В нас скрыто нечто, что хотелось бы познать,

но оно таится глубже, чем сокровенная мысль,— это наше сокровенное молчание.

Но вопросы бесполезны. Всякая попытка разума только мешает второй жизни, которая обитает в этой тайне.

М. Метерлинк

В истории литературы найдется немного имен, которым перо принесло высокие почести и титулы. Граф Метерлинк — среди них. На литературные заработки он построил замки и дворцы. Его слава на рубеже веков не имела аналогов. Пьесы Метерлинка шли на сценах лучших театров Европы и Америки, его эссе читались как откровение.


Родиной Метерлинка является Бельгия — небольшая страна, получившая самостоятельность лишь полтора столетия назад. Когда-то она входила в состав империи Карла Великого, потом испанской монархии, Австрии, Франции, а после падения Наполеона ее отдали Голландии. В границах нового государства, возникшего в 1830 году, объединились две народности — фламандцы (знакомые по именам фламандской школы живописи: Рубенса, Ван-Дейка и других), чей язык близок к голландскому, и франкоязычные валлоны. «Бельгийского» языка нет. Бельгийская литература тоже долго не существовала для мира, первым ее значительным явлением стала «Легенда об Уленшпигеле» Шарля де Костера (1867). Следующий шаг сделал Морис Метерлинк, опиравшийся уже не на национальный материал, а выступивший как худож-ник-космополит и выразивший тем одну из основных тенденций XX века.

Метерлинк по национальности фламандец, родился он в просвещенной зажиточной семье. Начальное образование мальчик получал в иезуитском коллеже, где обучение шло на французском языке. С ранних лет его привлекали и явления природы, и достижения гениев человеческого духа. Его мировоззрение сложилось еще в юности, когда Метерлинк заинтересовался творчеством голландского теолога XIV века Яна Рейсбрука, отмеченным чертами пантеизма, а также полными поэтических образов писаниями немецкого философа XVI—XVII веков Якоба Бёме — религиозного мечтателя и тоже пантеиста, и, наконец, произведениями одного из первоучителей романтизма Нова-лиса (конец XVIII века), который искал место человека в мире на путях, отличных от философского и художественного рационализма.

Метерлинк окончил юридический факультет католического университета Гента, после чего занялся адвокатурой. Учился и работал прилежно, но пристрастия к юриспруденции не обнаружил. Его влекло искусство. Он начал с внимательного изучения достижений человеческого разума и духа. Однако энциклопедические знания не заглушили основного свойства дарования Метерлинка — наивно-детского отношения к миру, взгляда на жизнь как на таинственную сказку, волшебную феерию.

Как многие начинающие авторы, Метерлинк сначала тяготел к поэзии. Первые его стихи вышли, когда ему был 21 год. Писал он в это время мало. Путь Метерлинка в большую литературу начался в 1889 году, когда он на ручном станке собственноручно отпечатал 25 экземпляров пьесы «Принцесса Мален» на сюжет, заимствованный у братьев Гримм. Вначале событие прошло незамеченным, но вскоре французский писатель Октав Мирбо напечатал восторженный отзыв. В нем говорилось:

«Не знаю, откуда Метерлинк и кто он, стар или молод, беден или богат. Знаю только, что нет человека, более неизвестного, чем он. Знаю также, что он создал шедевр, не один из тех заранее признанных шедевров, какие ежедневно публикуются нашими молодыми гениями, воспетыми на все лады современной визгливой лирой, или, вернее, флейтой,— но удивительный, чистый, вечный шедевр, которого достаточно, чтобы сделать имя бессмертным и заставить всех алчущих прекрасного и великого благословлять это имя,— шедевр, о котором в часы вдохновения мечтают честные, мучимые жаждой творчества художники, но которого им до сих пор не удавалось написать. Словом, Морис Метерлинк подарил нам самое гениальное произведение наших дней, самое необычное и в то же время наивное, не низшее по достоинствам и — дерзну ли сказать? — высшее по красоте, чем все, что есть самого прекрасного у Шекспира».

Слава Метерлинка зажглась практически мгновенно. За «Принцессой Мален» последовали пьесы «Непрошеная», «Слепые» и ряд других, абсолютно не похожих на все то, что было сделано в драматургии прежде. Метерлинк обратился к глубинным вопросам бытия и нашел для этого наиболее выразительную форму — иносказания, символы.

Вот краткое содержание драмы «Слепые». Группа слепцов, среди которых есть старые и молодые, мужчины и женщины, слепорожденные и потерявшие зрение, и даже помешанная, а также одна слепая со зрячим ребенком, расположилась на заброшенном в океане острове. Из разговоров слепых выясняется, что дряхлый священник — их зрячий проводник — куда-то пошел, а без него они беспомощны. Беспокойство растет, и в конце концов слепые узнают, что проводник умер.

 

Слышатся чьи-то шаги, но чьи? Это остается неизвестным. Лишь единственный зрячий — маленький ребенок — отчаянно кричит, возможно, от ужаса. Последняя реплика одного из слепцов: «О, смилуйся над нами!»

В «Слепых», как и в других пьесах этого цикла, нет живых характеров, нет действия, все статично. Есть только символы. Судьба слепых на острове символизирует человечество, затерянное во Вселенной. Океан — образ смерти. Мертвый проводник олицетворяет утраченную людьми религию. Каждый из калек тоже выражает определенную сторону человеческой жизни, а зрячий — нарождающееся мировоззрение. Шаги за сценой в конце можно понимать и как приход новой веры, и как приближение смерти.

Томас Манн говорил о ранних драмах Метерлинка, что они написаны «тревожным языком сновидений». Театр Метерлинка называли символистским, театром масок, марионеток и даже театром смерти. Основанием к последнему определению явилось тяготение драматурга к ситуациям на грани жизни и небытия. Но было бы неверно понимать его как театр ужасов. Мировосприятие писателя в целом было жизнерадостным. Один из основателей русского символизма, поэт и критик Николай Минский писал:

«Метерлинк один из самых убежденных, может быть, самый убежденный и наиболее подлинный оптимист в современной литературе. Приступая к чтению этого „трагического" автора, вступаешь в полосу яркого, ровного, бестеневого света. Если бы принято было давать великим писателям, как это делается относительно великих полководцев и государей, прозвища, характеризующие их судьбу и деятельность, то нет сомнений, что Метерлинк перешел бы в потомство с прозвищем „Счастливого"».

Пьесы Метерлинка производят сильное впечатление. Даже противники его мироощущения, чисто духовного, несколько мистического и не имеющего в составе ничего бытового, не забывают подчеркнуть исключительную одаренность художника. Современниками, смотревшими его пьесы вместе с ложноромангическими постановками Эчегарая, натуралистической «Властью тьмы» Толстого и психологическими драмами Ибсена, они воспринимались как четвертое измерение, как более высокий пласт мышления.

Вершиной творчества Метерлинка стала «Синяя птица» (1908) — изумительная сказка-драма для взрослых, идущая и теперь, но на утренних спектаклях. Это история о том, как мальчик Тильтиль и девочка Митиль ищут символ счастья и истины — Синюю Птицу, как сам поиск, само движение возвышают и совершенствуют их, открывают новые горизонты и как дети, вернувшись, находят Синюю Птицу у себя дома.

С 1898 года Метерлинк поселился во Франции и покидал ее лишь в годы второй мировой войны. На своей второй родине он был избран во Французскую академию, чего, кажется, не удостаивался ни один иностранец. Физическое (он увлекался — почти профессионально — боксом, а также велосипедным и автомобильным спортом) и моральное здоровье даровали Метерлинку долгую жизнь. Она не была богата событиями. Основу творческого наследия Метерлинка составляют драмы, но современникам он был известен и как эссеист, автор 24 прозаических рассуждений философско-моралистического плана и на биологические темы: «Мудрость и судьба», «Смерть», «Жизнь пчел» и другие. В них Метерлинк излагал свои взгляды, в том числе на проблемы, которые решал в драматургии. Теперь редко их вспоминают, но вот В. Солоухин в своих «Травах» с восторгом цитирует «Разум цветов».

Творчество Метерлинка составило этап в развитии литературы. Можно говорить о прямой зависимости от созданного им направления части художественного наследия Гауптмана, Тагора и других, а впоследствии Беккета. Внимательно следил за новыми постановками пьес Метерлинка его младший современник, поэт и реформатор ирландского театра Уильям Батлер Йетс, постоянно наезжавший из Лондона, где он тогда жил, в Париж. Трактат Метерлинка «Сокровище смиренных» (1894) Йетс считал одной из своих «священных книг».

Были у Метерлинка и противники. «Не восхищался» его символическими пьесами Бунин, ценивший в первую очередь ясность мыслей и чувств. Неприемлемым казалось творчество Метерлинка Ромену Роллану, выступавшему за практическую действенность искусства.

Метерлинк успел пережить свою славу. Это бывает. Еще при его жизни на фундаменте, заложенном с его участием, возникли новые художественные строения. На смену пришли новые имена, но они не отбросили в небытие творческих свершений Метерлинка. В истории литературы он остается как писатель исключительного таланта, художник-мыслитель, создатель новых литературных форм, честный певец экзальтированных раздумий, рисовавший радости и горести мира.

Статья из книги А. Илюковича «Согласно завещанию»

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Контакты

E-mail: pavelin@mail.ru

 


Счётчики

Top.Mail.Ru

Главное меню

Поиск по сайту

Переводы. Translations

English French German Italian Portuguese Russian Spanish